greentown2020 (greentown2020) wrote,
greentown2020
greentown2020

Categories:

Новый урбанизм, или возвращение традиционного города

Блестящая, просто шикарная статья Лары Копыловой в archi.ru 17 Декабря 2020.
Достойна изучения в архитектурно-строительных вузах и академиях.
Новый урбанизм – глобальная архитектурная идея последних 40 лет, наряду с экологической идеей. Этот обзор посвящен развитию Нового урбанизма в России и в мире.
на фото: ЖК Город Набережных к северу от Москвы.

   Бум благоустройства по всему миру, а теперь и в российских городах, который привел к повторению, подобно мантре, выражений: пешеходная доступность, квартальная планировка, общественные первые этажи, смешанные функции, прогулочные зоны и велодорожки, дизайн-код, дворы без машин; бум устройства блага, который преобразил Москву и Петербург так, что они стали краше Парижа, – это на самом деле он и есть, Новый урбанизм. Но благоустроители об этом не знают или не любят вспоминать.


     Итак, Новый урбанизм, который во многом представляет собой хорошо забытый старый город, родился в конце 1970-х как попытка излечить две болезни века. Первая болезнь – разраставшиеся американские пригороды: жилье вдоль дорог без магазинов и школ в пешеходной доступности: вторая – Лучезарный город Ле Корбюзье, воплощенный в микрорайонах панельной массовой застройки. К 1970-м кризис этих районов в США и Европе стал очевиден, панельные дома повсеместно стали разбирать (взрыв района Прютт-Айгоу в Сент-Луисе; разборка панельных домов в Германии, в Англии и т.д.). Сносили, где могли себе это позволить экономически. В России не могли, поэтому у нас эти дома стоят до сих пор, а теперь и воспроизводятся, но в три-четыре раза выше.
Идеологи. Документы. Памятники
Родители Нового урбанизма – американские градостроители, семейная пара Андре Дюани и Платэ Зиберк. В 1979 они спроектировали Сисайд во Флориде, затем Селебрейшн там же. В Селебрейшне, заказчиком которого был Уолт Дисней, здания проектировали как классики (Роберт Стерн), так и модернисты (Стивен Холл) и постмодернисты (Майкл Грейвз). То есть новые урбанисты предписывали определенную планировку, профиль улицы, благоустройство, экологические принципы, но стиль они не регламентировали. В 1991 году Дюани, Зиберк и еще несколько архитекторов зафиксировали свои взгляды в Ahwanee principles. Дюани и Зиберк спроектировали десятки городов и многие построили. В 2009 году они были удостоены Премии Ричарда Дрихауса (аналог Нобелевской в области традиционной архитектуры).

  Принципы звучат очень знакомо. Если коротко, это компактность города, пешеходная доступность, mixed use (принцип соединения в небольшом поселении многих функций в отличии от модернистского принципа зонирования, то есть деления районов на административные, жилые, культурные), наличие общественного пространства и озелененных и освещенных пешеходных и велосипедных дорожек и т.д.


    В конце несколько экологических «пунктов»: минимизация мусора, сбережение воды и проч. Само название «Новый урбанизм» закрепилось в 1993 году, когда был создан Конгресс нового урбанизма (CNU).
Еще один идеолог Нового урбанизма – принц Чарльз Уэльский. В 1984 году он сформулировал 10 принципов в книге « А Vision of Britain». Они примерно те же, что у Дюани и Зиберк, но с существенной разницей: стиль допустим только местный вернакуляр или классика.
Градостроитель и архитектор, который воплотил принципы Чарльза, так как они близки его собственной программе, – Леон Крие. В 1988 году он сделал проект города Паундбери, состоящего как бы из четырех деревень, каждая со своей рыночной площадью (!!!), а одна общая площадь с церковью и ратушей. В 1993 началось строительство. Сейчас город процветает, в 2025 году будет закончена четвертая очередь. Впечатления жителей Паундбери, стоимость домов и прочие подробности здесь .

   Крие построил множество традиционных городов, а свое видение темы изложил в книге «Архитектура. Выбор или судьба», изданной в 1996 году, а также в других книгах, лекциях и речах. Крие – исключительно яркий оратор!
Франсуа Споэри построил Порт Гримо во Франции еще в конце 1960-х в стиле исторической средиземноморской архитектуры. Сегодня Порт Гримо называют французской Венецией и охраняют как памятник архитектуры.
Пьер Карло Бонтемпи построил Валь-д-Эроп под Парижем с овальной площадью Тосканы. На первый взгляд это привычный и любимый европейский город. Поначалу можно принять его за исторический, тем более что овальная площадь сходна с исторической площадью Амфитеатра в Лукке. А потом он постепенно до тебя доходит. Безошибочность рисунка, пропорций, материалов. Есть ощущение, что ничего нельзя изменить, не испортив. Бонтемпи вслушивается в старую архитектуру. И зрителя призывает вслушаться. Знает ее в буквальном смысле слова изнутри. Его бюро сидит в старой итальянской постройке, то есть архитекторам обеспечено ежедневное телесное переживание классического пространства. Но его собственная архитектура получается новая. Повтора нет. Подробнее здесь .
Во Франкфурте-на-Майне в 2018 году восстановили в довоенных формах центральный квартал Dom-Roemer.
Я привожу примеры традиционных городов навскидку, их десятки по всему миру. Красота и классическая структура традиционных городов сочетаются с новейшими технологиями. Образцово-показательный Паунбери напичкан всевозможными инновационными энергосберегающими штуками: электроавтобусы, завод по переработке сельхозпродукции в газ для отопления половины домов в городе, пассивные дома, сертифицированные по BREEAM. Плюс сами традиционные дома, которые в Паундбели сложены из кирпича и камня, живут триста лет и дольше, то есть по определению экологичны, ведь снос здания – самое вредное для природы (!!!).
Новые урбанисты в России
В 1990-х в постсоветской России все только начиналось, зато потом российские архитекторы подняли Новый урбанизм на новую высоту. Наши мастера не просто построили города, но решили художественные задачи серьезного масштаба, поскольку в местных условиях города неизбежно должны были стать плотнее и выше, но вирус Нового урбанизма именно благодаря их проектам распространился по России.

Михаил Филиппов почувствовал, куда движется город, еще в 1984 году, в своем пророческом проекте «Стиль 2001 года». В серии его акварелей панельный микрорайон постепенно превращался в традиционный русский европейский город (скорее, Москву, чем Санкт-Петербург). Позже он воплотил эту эстетику сначала в архитектурных ансамблях «Итальянского квартала» и «Маршала» в Москве, а потом в Горки-городе в Сочи.
Максим Атаянц вместе с девелопером-профессором Александром Долгиным впервые создали классические города в формате массового жилья, ставшие альтернативой корбюзианским микрорайонам (которые продолжают и сегодня расти в России в связи с реновацией и госпрограммой «Жилье и городская среда»).
   Атаянц спроектировал в Подмосковье десять разных классических городов (от 3 тыс. до 50 тыс. жителей) и пять из них построили. «Город набережных» был задуман в 2008, а начат в строительстве в 2010 году.

       на фото: В «Городе набережных» квартира 30 кв.м. на старте продаж стоила 1,8 млн.руб.- меньше, чем в панельном доме аналогичной локации. До сих пор этот рекорд не побит. Город с озером, каналом, набережными, бульваром, ротондой, пропилеями, акведуком, квартирами в мосту, застройкой от 3-х до 8-ми этажей, лепным декором и деревянными карнизами, дворами без машин, общественными первыми этажами – стал первым крупным поселением такого рода.
Почему реновация, которую сейчас затеяли в Москве и других российских городах, не идет по этому пути, лично для меня – загадка. Возвращаясь к Новому урбанизму, его принципы в Городе набережных, Опалихе-2 и Опалхе-3, Солнечной системе, Пятницких кварталах и т.д. присутствуют, но сверх этого там есть классические архитектурные ансамбли .


на фото: Михаил Филиппов и Максим Атаянц построили Горки-город в Сочи: Филиппов – нижнюю часть города на отметке 540 м, а Атаянц – верхнюю часть, соответственно, на отметке 960 м.
Он служил медиа-городом во время Олимпиады в Сочи в 2014 году, а затем стал популярнейшим горнолыжным и эко-курортом и местом круглогодичного проживания. Сейчас Горки-город процветает и является достопримечательностью нового Сочи.
Михаил Белов, хотя и в меньших масштабах, отдал дань идеям Нового урбанизма, построив под Москвой поселок «Монолит» с центральной площадью, школой и церковью, который активно развивается.
Илья Уткин построил в Москве квартал ЖК «Меценат», спроектировал квартал «Царев сад» (который частично реализуют по его проекту) и классические фасады для квартала на Софийской набережной напротив Кремля.
Недавно молодой архитектор Степан Липгарт построил в Петербурге ЖК «Ренессанс» – огромный квартал, по сути, целый город, в стиле романтического ленинградского ар-деко. Контраст с панельным окружением колоссальный.
Красота традиционного города – самоочевидная истина. Все эти архитекторы сознательно строят традиционный город, даже не особо оглядываясь на Новый урбанизм, сообразуясь с местным контекстом. И поскольку классическая культура в нашей стране всегда была сильна, у них получаются произведения масштабнее, глубже, пассионарнее, интереснее, чем у западных коллег.
Традиционный город просачивается через кварталы, благоустройство и материалы
Что касается кварталов, дворов без машин, общественных первых этажей и прочего благоустройства, то, примененные новыми урбанистами на Западе, а Филипповым и Атаянцем – в России в проектах 2000-х годов, с 2011 года они были подняты на знамя главой департамента культуры Москвы Сергеем Капковым, а затем и мэром Собяниным, при активном участии экспертов КБ «Стрелка». В этом же русле развил свою деятельность главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов: некоторое время в ходу была идея кварталов, так назвали архитектурную биеннале, конкурсные проекты для московской реновации 2018 года также продвигали эту идею. По заказу корпорации Дом.РФ КБ «Стрелка» разработало «Принципы освоения территорий» в пяти книгах; провело международный архитектурный конкурс на три модели застройки: малоэтажную – для сельской местности, где рекомендованы дома со скатными крышами, среднеэтажную – кварталы не выше 6 этажей, и центральную – квартал разновысотных домов с башней-доминантой. Здесь уже продумано членение фасадов, расположение общественных площадей, палисадников, парковок. Вообще город в этих Принципах выглядит гуманно и достойно. Лишь одно «но» – неоклассика и нео-ар-деко опять сюда не попали.
А город без них не получается. Еще пример, когда без стиля Новый урбанизм не работает, – инноград Сколково. Его план из пяти деревень сделан AREP по правилам Нового урбанизма, а архитектура вся модернистская, и ничего общего с историческим городом или классическими домиками профессоров Гарварда там и близко нет.
Стратегия Сергея Чобана, изложенная в его совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил», ближе к сути традиционного города, потому что фасады в ней, наконец-то, стали предметом пристального рассмотрения. Сергей Чобан задался вопросом, почему люди не любят послевоенные брутальные модернистские здания и пришел к выводу, что артикуляция и деталировка фасадов – важнейшие параметры для города.
    Суть его стратегии в том, что скульптурные, иконические здания могут быть выполнены в любом стиле, главное, чтобы их количество не превышало в городе 30 процентов. А фоновые здания должны иметь деталированные поверхности, глубокую светотень, традиционную структуру с карнизами, чтобы глазу было за что зацепиться. Остальные принципы, изложенные в книге, близки Новому урбанизму. Сергей Чобан не сторонник ордерной архитектуры, ему ближе ар деко. В своих проектах, например таком масштабном, как ВТБ Арена парк, Сергей Чобан воплотил принципы, изложенные в книге. Совместно с автором-модернистом Владимиром Плоткиным они создали пример застройки с богато деталированными, благородно стареющими поверхностями, в то же время соответствующей масштабам широких транспортных потоков Ленинградского проспекта.

     Благоустройство городов – это Новый урбанизм минус традиционная архитектура. Благоустройство приникло к земле и никак не поднимется до фасадов. Планировки городов уже почти превратились в традиционные, но лицо улицы по-прежнему грубое, утилитарное. Повсюду строятся примитивные башни и коробки. Выражаясь словами Владимира Вейдле, может быть, эти утилитарные здания и не оскорбляют художественного вкуса, но это не значит, что они его питают.
В последнее время стали применять кирпич даже для башен реновации. Кирпич – долговечный материал, иногда рукотворный, создающий рисунок и рельеф на фасаде даже при самой примитивной кладке. То есть Новый урбанизм поднял голову от земли и карабкается вверх. Потихонечку, исподволь, с черного хода он начинает влиять и на фасады.
Проникает он и через фасадную структуру. Такие мастера, как Сергей Чобан, пробовали принципы исторической городской архитектуры применить к массовой модернистской застройке. В ЖК «Микрогород в лесу» 14-этажные дома представляют собой фронт из коротких, по 20-30 метров фасадов – разных по цвету и материалам, нарисованных разными архитекторами. Похожий метод применили архитекторы DNK ag в Рассвет LOFT Studio – несколько исторических домов со скатными крышами в рамках одного кирпично-лофтового фасада.

В проекте для конкурса Дом.рф этот прием тоже часто встречается. Архбюро Citizen Studio победили на 1-й Молодежной Биеннале в Казани с идеальным кварталом, применив тот же исторический принцип чередования разных фасадов внутри фасадного фронта длиной 250 м (типа кварталов Кутузовского проспекта, но без ордера). Как видим, прием, который Квинлан Терри применил в лондонском Риверсайд в 2003 году, а Филиппов – в Итальянском квартале в 2003-м, проник и в модернизм. Структура, вдохновившая архитекторов, – исторический город.
Итак, планировка, профиль улицы, благоустройство, кирпичные поверхности уже есть; историческая структура фасада потихоньку просачивается, осталось добавить ордер или хотя бы антропоморфность, для того чтобы город был гуманным на уровне пешехода и чуть выше.
Конечно, идеалом города является Каменноостровский проспект в Петербурге, но интересны и крупные ансамбли советской неоклассики, которая явно не исчерпала свой потенциал. Они в ландшафте города и природы смотрятся очень романтично.



    Причем мастера 1930-1950-х умели работать с композицией высотного дома, они как бы строили город из нескольких регистров. То есть традиционные здания на уровне пяти-шести этажей – это регистр, воспринимаемый человеком, а выше могут быть и более утилитарные этажи, но они должны быть отодвинуты вглубь от красной линии, не нависать и не давить.

    Не то чтобы я такой двухрегистровый город считала идеальным. Но когда я говорю про Каменноостровский проспект в Санкт-Петербурге, мне начинают рассказывать про экономику. Ну вот, если очень нужно строить высоко, то есть двухрегистровая система. В сравнении с монстрами сегодняшнего массового строительства это выход.
Красота традиционного города – самоочевидная истина. Люди, которые могут спроектировать традиционный город, в России есть, примеры построенных городов тоже есть. Осталось разработать книги образцовых строений, вроде тех, что были созданы при Екатерине II, Александре I и Николае I, или вроде типовых проектов 1950-х (эти районы до сих пор любимы горожанами). Из которых было бы понятно, как должны выглядеть улицы, площади, дома. Обучить молодых архитекторов в регионах.

    Если бы в национальном проекте «Жилье и городская среда», по которому планируют построить 600 000 000 м2, хотя бы половина проектов имела отношение к традиционному городу, государственные средства были бы потрачены не зря, а от нашей эпохи потомкам достались бы не одноразовые дома, через 30 лет требующие сноса, а памятники градостроительства.  archi.ru Лара Копылова. 17 Декабря 2020
Tags: архитектор, архитектура, градостроительство, достопримечательность, новый урбанизм, образование
Subscribe

promo greentown2020 february 15, 2017 09:00 11
Buy for 10 tokens
Город будущего в воображении современного человека - это 100 этажные небоскребы и прочие головоломные сооружения, вознесенные на километровую высоту. Но скорее всего, город будущего будет совсем другим. Вот посмотрите на этот уголок Сингапура. Эта обыкновенная уютная пешеходная улица - органичное…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments