greentown2020 (greentown2020) wrote,
greentown2020
greentown2020

Category:

Что делает спальные районы Петербурга хуже центра

mr-7.ru 22 ноября 2013
 Чем дальше от центра города, тем выше становятся жилые дома и больше расстояние между ними. Люди перестают понимать, где они находятся – в сквере или на свалке строительного мусора, внутри своего двора или на оживленной улице. Мать не может увидеть из окна ребенка, играющего во дворе; чтобы добраться до ближайшего магазина, нужно запастись временем. Что может спасти российские микрорайоны?

   
Причиной неудобств в спальных районах являются слишком большие санитарные разрывы между зданиями, которые прописаны в строительных нормативах, считает Директор Центра градостроительных компетенций РАНХиГС Ирина Ирбитская.

    «Такие разрывы ведут к рыхлой деревенской застройке, большим расстояниям между домом и работой, между домом и ближайшим магазином. Мы получаем гигантские участки, которые не работают по вечерам, препятствуют доступности и пешеходности», —
отметила эксперт.

  Примечательно, что европейские нормы позволяют строить жилые дома более плотно. Важным условием является этажность: плотно стоящие 4-5-этажные дома лучше 15-20-этажек на большом расстоянии друг от друга.
   Так же считает заместитель директора НИиПИ генплана Москвы Олег Баевский: «Для меня и моих коллег критерием качества городской среды является наличие выбора. Город требует различных пространственных форм в различных его частях. При этом везде должны соблюдаться психологические требования: максимальная площадь двора — 130 метров. Это чтобы мама могла выглянуть из окна и увидеть, что делает ребенок. Минимальный размер пространства — чтобы два человека могли, увидев друг друга, уклониться от встречи». Специалист добавил, что новым микрорайонам Петербурга не хватает «раскрытия» застройки в город, а не внутрь себя.



 Плотно стоящие 4-5-этажные дома лучше 15-20-этажек на большом расстоянии друг от друга (!!!).
     Сотрудник того же института Ярослав Ковальчук отмечает, что «едва ли можно найти людей, которым нравятся спальные микрорайоны. А центры городов нравятся всем. Очевидно, что эксперимент модернистского города, поставленный в XX веке, не удался (!!!).


      Исторический город отличается от модернистского тем, что всегда можно сказать: это улица, это площадь, парк или сквер. Других общественных пространств в принципе не существует. В модернистском городе общественные пространства не имеют форму: порой невозможно сказать, где ты находишься. А если у объекта нет имени, люди им не пользуются. Поэтому нужно отказаться от микрорайонной застройки и вернуться к старой квартальной структуре».
    Важный момент — это различие между внутриквартальным проездом, улицей и хайвеем. Внутриквартальных проездов существовать не должно, рядом с домом люди должны иметь возможность свободно ходить пешком. Улица должна быть приспособлена для велосипедистов, а уже во вторую очередь для машин. В России есть общее обывательское понятие «дорога» — это место, где плохо и пешеходам, и велосипедистам, и автомобилистам.
   Еще одна проблема — это качество управления в микрорайонах. Жители не могут напрямую финансировать благоустройство, а муниципалитеты слишком некомпетентны. «Большая часть собственности приватизирована, — поясняет Олег Баевский. — При этом большинство собственников неплатежеспособны, они не могут нести бремя собственности. Нужно серьезно задуматься о реприватизации жилья. Внутригородские муниципальные образования, в свою очередь, лишены права планирования чего-либо на своей территории, поэтому, когда в микрорайон приходит девелопер, они выступают против всего нового».

С ним согласен руководитель холдинга RBI Эдуард Тектинский: «Может, в Париже муниципалитеты прекрасно работают, но в Ленинградской области мы с ужасом на это смотрим: муниципалитеты первого уровня, второго уровня, администрации... Там сидят по десять человек с низкой квалификацией, которые еще и заработать хотят». Другая проблема, по мнению девелопера, — это «агрессивное меньшинство», которое не дает застраивать город, как этого хочется бизнесу. «Таких людей немного, но нигде нет политической воли, чтобы преодолеть это меньшинство», — отметил Тектинский.

Несколько экспертов тут же возразили, что с активистами нужно договариваться, а не бороться. В частности, руководитель проекта Urban Urban Егор Коробейников заявил, что в авторитарной системе невозможно качественное городского развитие, поскольку лучшим механизмом решения проблем являются выборы — даже не общественные слушания. Директор Института экономики транспорта и транспортной политики Высшей школы экономики Михаил Блинкин вспомнил борьбу москвичей за Химкинский лес. В Москве строится множество трасс, но именно там возникла ожесточенная борьба, потому что вместо того, чтобы работать с активистами, застройщик решил разогнать их силой.
РАНЕЕ ПО ТЕМЕ:
Tags: архитектор, городские проблемы, градостроительство, окраина, спальный район, урбанистика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo greentown2020 february 15, 2017 09:00 11
Buy for 10 tokens
Город будущего в воображении современного человека - это 100 этажные небоскребы и прочие головоломные сооружения, вознесенные на километровую высоту. Но скорее всего, город будущего будет совсем другим. Вот посмотрите на этот уголок Сингапура. Эта обыкновенная уютная пешеходная улица - органичное…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments