greentown2020 (greentown2020) wrote,
greentown2020
greentown2020

Categories:

Генокод для квартала или поэтическое градостроительство? И это суперэлитное жилье в Москве?

   ЖК «Садовые кварталы» в центре Москвы. Квартира площадью 150 кв. метров предлагается здесь за 70 000 000 рублей. Без малого, пол-миллиона рублей за квадратный метр! Хотя честно сказать, прочитав текст, я ожидал гораздо, гораздо большего...  Эти стены из красного кирпича. Напоминание об унылых производственных корпусах промышленных городов моего детства. По моему, даже из силикатного они смотрелись бы веселее. Поштукатурить бы их как следует и выкрасить в белый цвет с добавкой ультрамарина - вид был бы совсем другой. Праздничный и веселый, как украинские хаты. А в таком виде?...  Я бы лично в таком квартале квартиру не купил, даже если бы здесь квадратный метр стоил $ 500 - среди этих угрюмых стен в суровом московском климате здесь можно легко впасть в тяжелую депрессию. А люди  покупают. Вот что значит, на вкус и цвет...

  Хотя текст довольно поэтический и многообещающий.


archi.ru 2007
«Дизайн-код», который мастерская Сергея Скуратова разработала для квартала № 473 в Хамовниках, представляет собой новый вариант московского градостроительства. Это не просто план или список рекомендаций, это детализированный образ проектируемого квартала, причем интересно, что помимо пластики и фактуры архитектор всерьез озабочен «психологическими» проблемами места и стремится сконструировать ему новую душу.
   ЖК «Садовые кварталы». Единственное, что здесь круто - это потолки 3 с половиной метра!! Квартира площадью 150 кв. метров предлагается здесь за 70 000 000 рублей. Без малого, пол-миллиона рублей за квадратный метр. Хотя честно сказать, прочитав текст, я ожидал гораздо, гораздо большего...  Эти стены из красного кирпича. По моему, даже из силикатного они смотрелись бы веселее. Вот что значит, на вкус и цвет...


Архитектор: Сергей Скуратов
Мастерская:  Сергей Скуратов ARCHITECTS
Проект: ЖК «Садовые кварталы»
Проект застройки квартала в районе Хамовники города Москвы

     Завод «Каучук» находится между станциями метро Фрунзенская и Спортивная, рядом с парком усадьбы Трубецких, который сейчас прекрасно обихожен – в пруду даже плавают белые лебеди. С одной стороны парка – дворец Молодежи, известное произведение 1970-х гг., с другой – строится Фьюжн парк Владимира Плоткина, а с третьей – завод Каучук, ядовитое промышленное предприятие, поселившееся здесь в 1915 году. Правда, от начала XX века остался лишь один корпус заводоуправления, построенный тогдашней знаменитостью – Романом Клейном, автором здания музея изящных искусств на Волхонке. Но этот корпус старого завода – единственная достопримечательность, остальная часть территории заполнена большими обшарпанными постройками 1970-х и имеет удручающий вид. Завод будет выведен из города и уступит место новому жилому кварталу.

   В недолгой истории проектирования есть некоторые любопытные черты, которые выделяют ее из ряда других подобных градостроительных начинаний Москвы. Кварталы строили и раньше – но до 1990-х это были очаги дешевой панельной застройки, а после – группы башен, как правило помпезных и почти анонимных. Архитекторы «с именем» чаще проектировали отдельные дома, которые оказывались любимыми сюжетами профессиональной прессы, но в общей массе терялись. Теперь маститые архитекторы проектируют уже целые кварталы.

 Вначале был проведен заказной конкурс, к участию в котором пригласили российских архитекторов «первой руки». Победили две мастерские – «Меганом» и мастерская Сергея Скуратова. Затем заказчики устроили собеседование и остановили свой выбор на мастерской Скуратова, которой было предложено разработать градостроительную концепцию и сделать проекты большей части домов. Оставшаяся часть, около 10 % от общего объема, поделена между другими известными архитекторами.

 Архитектор Сергей Скуратов руководит этим градостроительным процессом, строго организуя его вплоть до мелочей. Сейчас для квартала разрабатывается набор правил, названный «дизайн-кодом». Понятие непривычное, и автор сопровождает его словарным комментарием, из которого следует, что «кодированный объект» – это искусственная система, способная изменяться, сообразуясь с условиями.

 Вчитываясь в комментарии, убеждаешься, что дизайнерский код больше всего похож на генетический – в нем расписано и распределено все до мелочей, однако же на его основе должны возникать разные индивидуумы.
В основе правил застройки квартала, разрабатываемых мастерской Сергея Скуратова для себя и для других, можно увидеть сравнительно привычное понятие генплана. Квартал 473, который сейчас полностью отгорожен и закрыт, планируется вернуть городскому пространству, он будет проницаем и проходим насквозь.


    В центре появится искусственный пруд прямоугольной формы, у каждой из сторон которого возникает четыре мини-квартала – здания группируются вокруг внутренних дворов, два прямоугольные, два – асимметричные и напоминают прямоугольники, у которых наискосок срезан один угол. Таким образом внутри квартала возникает пять центров: четыре «частных», это внутренние дворы, предназначенные для жителей, и один общественный – площадь вокруг пруда. Все вместе в плане напоминает крест с ветвями, немного сдвинутыми по часовой стрелке. Эта форма отчасти обусловлена тем, что три угловых участка квартала 473 заняты зданиями, которые не принадлежат заводу и сноситься не будут – южный угол жилой, восточный банковский, в северном находится корпус Медицинской академии им. И.М. Сеченова.

  Однако дизайн-код не ограничен планировкой квартала. Подробно разработаны объемы каждого дома – при этом многие из них оказываются подсеченными в нижней части и нависают над проходами и проездами в виде гигантских консолей, заставляя вспомнить другие проекты Сергея Скуратова – дом в Тессинском и конкурсное предложение для квартала рядом с Донским монастырем. Определена высота и количество этажей, а также – линии расположения верхних отметок окон. Последнее – объясняет Сергей Скуратов, сделано для того, чтобы между домами не возникло ритмического разнобоя.
Клейновский корпус заводоуправления сохранят и отреставрируют, а рядом будет воссоздана его копия – «собрат», разрушенный в советское время. Между зданием XIX века и его повторением возникнет стеклянно-металлическое модернистское здание с фасадом, поставленным по диагонали к линии улицы – призванное оттенять историзм двух домов – сохраненного и воссозданного.

Корпус Р. Клейна, с одной стороны, и любовь Сергея Скуратова к кирпичным фактурам – с другой, определили выбор материала – на внешнем контуре квартала будет преобладать кирпич (голландский ручной лепки и немецкий клинкер), внутри, вокруг пруда – светлый камень, стекло и металл. Таким образом снаружи это градостроительное новообразование будет более традиционным чем «внутри». Основной материал фасадов также заложен в «дизайн-код», кроме того, существуют рекомендации – например, в кирпичной фактуре предполагаются плавные переходы тональности от темной серой внизу до более светлой коричневой в верхней части домов.
Однако перечисленные вещи скорее материальны; помимо них существует еще и не менее важная – теория, которая у Сергея Скуратова превращается из привычных суховатых выкладок в лирико-поэтическое эссе. Она сочетает принципы контекстуализма с творческими модернистскими порывами. Например, пруд внутри напоминает об усадебных парках XVIII века, а кирпич снаружи апеллирует как к зданию Клейна, так и к воспоминанию о кирпичных заводах XVII в. в районе Хамовников; пешеходная проницаемость квартала возрождает память о переулке, утраченном после появления завода.


     Эта привычная для современной Москвы культурологическая мотивация исполнена на редкость любовно и многозначно, что характерно для творчества Сергея Скуратова. Однако поверх нее накладываются более смелые рассуждения – здание Клейна, строгий и красивый образец заводской архитектуры, предстает «западническим» полюсом в противовес «восточному» ориентиру в виде образца «московской» архитектуры начала 2000-х, жилого комплекса «Камелот» с северо-восточной стороны. Между ними должно возникнуть смысловое напряжение – своеобразная «растяжка-градиент» – от технологичного рационального Запада до рукотворного чувственного Востока.


     Таким образом, «генетический код» квартала содержит, как и полагается, разнородную информацию, необходимую для «роста» архитектурных произведений – поэтизированную многослойную теоретическую «закваску» и детальные рекомендации, касающиеся в равной степени «скелета» – плана и структуры, «наполнения» – объемов и «шкуры» – фактурных фасадных решений. Не то чтобы это совсем новый подход к московскому градостроительству, однако в нем есть ряд особенностей, который делает его необычным – прежде всего очень личностное отношение к задаче и характерная для архитектуры Сергея Скуратова фактурность, эмоциональность и поэтичность. Которые таким образом выходят за рамки одного или двух домов и распространяются на целый квартал.


автор текста: Юлия Тарабарина


по теме:

    Жилой комплекс "Садовые кварталы" строят в Хамовниках: 4 квартала, коммерческие помещения, 2 дома-свечки, пруд и парковая зона. Рассказываем о плюсах и минусах грандиозного проекта.
Tags: архитектор, градостроительство, мегаполис, тенденции, тихий центр, центр города, элитное жилье, элитный район
Subscribe

promo greentown2020 february 15, 2017 09:00 11
Buy for 10 tokens
Город будущего в воображении современного человека - это 100 этажные небоскребы и прочие головоломные сооружения, вознесенные на километровую высоту. Но скорее всего, город будущего будет совсем другим. Вот посмотрите на этот уголок Сингапура. Эта обыкновенная уютная пешеходная улица - органичное…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments