greentown2020 (greentown2020) wrote,
greentown2020
greentown2020

Categories:

В Лондоне цены на недвижимость определяются арабскими шейхами

Андрей Мовчан. Английский дневник.


Цитаты.
   Мы живем в Лондоне. Собственно, жить в большом шумном городе, в котором цены на недвижимость определяются арабскими шейхами и российскими чиновниками, а уровень чистоты – нелегальными мигрантами, никогда не было моей целью.


     Я хотел бы провести последние десятилетия жизни где-нибудь на природе, среди холмов, дубрав и озер Суррея или Оксфордшира – сидеть за большим письменным столом в громадном кабинете с эркерным окном и камином, пить виски в гостиной, выходящей на лес, а чай – в столовой, смотрящей на бескрайнее поле.


Облик Лондона для жителя определяют несколько факторов.
     Лондон - город древней частной собственности (freehold) и священных прав личности, и потому он является лоскутным одеялом этих самых прав: в нем, как в громадном телескопе, смотрящем во вселенную, одномоментно и почти во всех местах видны все археологические слои, которые когда-то создавали дома из камня. В стандартной деревне лондонского центра (насколько стандартные, конечно, могут быть – на самом деле каждая деревня уникальна) есть место для «изолированных домов» - домов, у которых четыре стены свои и ни с кем не «пошаренные», как говорят англичане и современные подростки. Эти дома – прямые потомки домов первых хозяев небольших земельных участков, купленных этими хозяевами может 200, а может и 700 лет назад. Хозяева сто раз поменялись, а участки сохраняются – кто ж их тронет, собственность всё же.


    Но больше в такой деревне домов, которые «шерят» боковые стены. Участки у них настолько узки, что дома было выгодно строить во всю ширину участка, да и общая стена это не только экономия кирпича, но и тепла (что в промозглые лондонские 9 месяцев в году очень важно). Эти таунхаузы (по американски) или terraced houses по-английски (в Лондоне townhouse называют огромные дома знати, в противовес country houses – их поместьям) составляют основу лондонской деревни – как и 300 лет назад, когда идея строить дома с общими стенами охватила Европу. Большинство таунхаузов многократно перестраивались (фасады при этом сохраняются – все-таки они одинаковые у всех домов одного блока). Но часто они и сегодня мало отличаются от оригинала и в инженерной экспертизе таких домов (которую делают при покупке) инженер просто пишет: «дом построен до введения строительных норм и правил». Это означает «Что с него взять? Надо ломать и строить заново». Удивительно (вернее – конечно не удивительно, учитывая стоимость недвижимости и строительства) как редко в Лондоне ломают и строят заново.



Частная собственность предполагала торговлю и инициативу. Потому во все времена в Лондоне были те, кого сегодня называют «девелоперы» - предприимчивые скупщики земли, которые хотели выжать максимум из приобретений. Там, где удавалось, такие девелоперы скупали целые кварталы и на месте таунхаузов строили … да всё что угодно: роскошные отели, торговые галереи, музеи.



   Была и другая причина успеха девелоперов. Жить в своем домике, конечно, мечта любого англичанина. Но дом не может физически быть уже определенных размеров – даже в Лондоне. Здесь есть дома с фасадом в 7 метров, в 5 метров, в 4 метра, но не меньше. Более того, земля по горизонтали была дорогой – в отличие от воздуха и… земли по вертикали (последняя вообще бесплатна, участок продается со всеми недрами). Поэтому лондонские дома строились в обе стороны от уровня земли, как можно глубже и как можно выше. Методы 17-19 веков позволяли индивидуальным строителям зарыться на полтора этажа под землю и вознестись на три-четыре вверх. В результате нередкий террасный дом в Лондоне имеет площадь этажа метров 30-40-50, и четыре-пять этажей.



      Жить в такой водонапорной башне не слишком комфортно, лестницы съедают добрую пятую часть площади, с возрастом в силу естественных причин хозяева перестают пользоваться всё большим количеством этажей, обитатели маленьких подземных царств, составляющих 40% дома, чаще болеют. Хочется взять такой дом и «положить» его flat. Flat it is – и лондонцы, в благодарность застройщикам многоквартирных домов, увековечили эту идею в самом названии квартиры: везде квартира называется apartment (от apart – отдельно), а в Лондоне – flat. Кстати, многие террасные дома в итоге порезали на квартирки – а районы такой нарезки заселили люди в смысле жилищных условий существенно менее притязательные, чем бывшие хозяева – такая джентрификация наоборот.

    Так или иначе, из-за неспособности простых людей покупать жилье или из-за проблем правового статуса, но, в то время как почти все частные дома в Лондоне – freehold владельца, почти все квартиры – аренда у часто де факто анонимного собственника здания. Аренда у англичан, как и всё остальное, проистекает из древних имущественных земельных отношений. Она бывает «на сезон» - это обычная аренда жилья; но она бывает надолго – на 100, 250, 1000 лет, с передачей по наследству и с налогом на наследство. Такая аренда называется leasehold (в отличие от краткосрочной – rent) и является, если всерьез задуматься, формой собственности арендатора...

     Власть в Лондоне в значительной степени сосредоточена в советах поглощенных Лондоном городов. Эти советы знамениты (как всякие советы, парадоксально) тремя несовместимыми парадигмами деятельности. Во-первых, они тщательно следят за тем, чтобы «лицо» города сохранялось – да-да, вот то самое лоскутное одеяло всех времен и народов, в аварийном состоянии – но чтобы ни в коем случае ничего не изменилось: История! То есть если вы купили дом, и он – просто дом, то вам надо потратить месяцы (или годы) на согласование каждого изменения при перестройке, плюс получить согласие соседей (вдруг ваш новый цвет фасада будет раздражать старушку через три дома наискосок?).


      Ну а если вы купили graded building (не то чтобы в нем жил какой-нибудь местный Ленин, нет, просто решено, что вот этот древний фасадик с загогулинами достоин сохранения для потомков до следующего ледникового периода), то всё в нем должно быть неизменно, а если что надо заменить – извольте точно такой же формы и цвета, и из материалов, которые существовали в период начального строительства.

 Но, во-вторых, эти советы очень любят что-нибудь новое построить – прям совсем новое и прям совсем на месте чего-нибудь старого. Особенно эта любовь разгорелась у них после 2ой мировой – тогда в странную моду входили здания из голого железобетона, отделанные стеклянной чешуей, и в Лондоне этих зданий понапихали в основном где уж никак было нельзя (даже на Пикадилли и Пэлл Мэлл они есть); суд потомков свершился – этот стиль теперь официально именуется «brutality». Но сносить эти здания никто не собирается – частная собственность.

Вот так, парадоксально, забавно, часто – депрессивно, всегда – неудобно, но в целом – красиво выглядит Лондон.


Андрей Мовчан (род. 1968) — российский экономист, финансист, специалист по инвестициям. Основатель группы компаний по управлению инвестициями Movchan’s Group. Сфера деятельности Movchans Group — управление средствами состоятельных частных лиц на мировых финансовых рынках, консультирование по вопросам управления благосостоянием, независимая оценка инвестиционных портфелей. Переехал с семьей в Лондон в 2020 году.


Андрей Мовчан из Лондона: о долларе, нефти и сценариях развития мировой экономики
Tags: город, городские проблемы, мегаполис
Subscribe

promo greentown2020 february 15, 2017 09:00 11
Buy for 10 tokens
Город будущего в воображении современного человека - это 100 этажные небоскребы и прочие головоломные сооружения, вознесенные на километровую высоту. Но скорее всего, город будущего будет совсем другим. Вот посмотрите на этот уголок Сингапура. Эта обыкновенная уютная пешеходная улица - органичное…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments