greentown2020 (greentown2020) wrote,
greentown2020
greentown2020

Categories:

На острове Санторини с населением 14 тыс человек - 400 храмов!

  Церковный Архитектор Андрей Анисимов: «Часто заказывают спроектировать и построить часовню. Но общая позиция архиереев, когда к ним обращаются за благословением на возведение часовни: “Хоть маленький, но храм”. Пусть там и развернуться негде, и служить особо некому, но пусть будет храм. Мне очень нравятся маленькие храмы в Греции, Сербии, Черногории. В этих храмиках руки расставишь в разные стороны — и он весь заполнен. У них даже главки нет, только колоколенка с крестом.
     Но обязательно есть апсида, Престол, приставленный к стене, может быть даже совмещенный в жертвенником: единая мраморная доска, правая и центральная часть — Престол, левая — жертвенник, Царские врата и вместо дьяконской двери — завеса. Иногда даже на иконы места не хватает. На острове Санторин в Греции с населением 13 тысяч человек около 400 храмов (где-то треть — католические), большинство из них частные и просто миниатюрные. Храмы эти открыты круглосуточно, есть свечной ящик, можно поставить свечку, помолиться. Местный архиерей по их традиции обязан раз в год отслужить в каждом храме. То есть человек построил храм, называл его, например, в честь особенно почитаемого им святого и перед днем памяти этого святого зовет архиерея служить на престольный праздник».

 
   ....Недавно я в очередной раз был во Пскове, снова видел эти храмы… И когда вернулся, было четкое ощущение: «Я никогда не смогу построить ничего подобного…» Раньше я возвращался из Пскова с восторгом, а в этот раз — вот с такими размышлениями. Псков — пожалуй, мой идеал церковной архитектуры. Внешняя простота, аскетизм — но при этом максимум всего того, что требуется от храма для богослужения. Ведь посмотрите, например, на балканскую архитектуру (она похожа на псковскую): в любом сербском, черногорском, румынском или греческом поселке есть маленький храм: четыре белых стены, двухскатная кровля, звонница на один колокол, алтарь — и всё. Но любая из этих церквей — потрясающе красива. Почему? Пропорции выверены веками (!!!), и люди хранят традицию. А главное, эти двое-трое христиан, которые своими руками построили этот храм, не хотели показать себя. Они хотели построить дом для молитвы. И построили — в меру своих материальных и физических возможностей — маленький шедевр. И таких шедевров тысячи по всем Балканам. Это честнее, чем строить памятник себе.               Архитектору не надо выпендриваться. Лично я построил некоторое количество очень разных храмов, но при этом не выработал собственного стиля, не сказал в архитектуре нового слова… И это, наверное, правильно. Чем меньше меня, тем больше традиции. Но если храм будет выполнен хорошо и будет у людей вызывать чувство восторга, а не мысли о том, «сколько губернатор потратил на это из городского бюджета», значит, наша работа удалась. И бывает, идешь по храму, глаз цепляется за какой-то угол — и думаешь: «Какую же красоту сумели создать наши предки!» И тут же понимаешь: эту красоту нужно передать другим…

    Сейчас вот, например, активно обсуждают строительство так называемых «типовых храмов» — их в Москве планируется построить около двухсот. И наша мастерская тоже участвует в подобном строительстве. Но мы попытались найти свой путь. Ведь когда говорят: «типовой храм», имеется в виду храм максимально дешево и быстро возводимый. И, как правило, подразумевается модульное строительство — то есть храм собирается из отдельных блоков, как «конструктор». Понятно, что таких храмов можно собрать много, делается это быстро, и все они будут одинаковыми. Но ведь те самые балканские базилики — тоже в определенном смысле «типовые»: очень простые, быстро возводимые и одинаковые. Но ведь это сказочная красота! И вот мы в нашей мастерской занимаемся разработкой проектов именно таких церквей, то есть очень аскетичных, очень лаконичных — но ориентированных на древние аналоги. В результате получаются как раз малобюджетные храмы. И строить их достаточно просто. Мы не ставим задачи за три копейки соорудить кафедральный собор. Ведь сразу становится видна подделка и дешевка. Дешево — это хорошо. Дешёвка — это плохо. Поэтому мы стараемся сделать храм, по которому сразу видно: да, он простой и дешевый, но в то же время — красивый. И достигается это только одним — ориентацией на древние традиции. Одну такую церковь на двести человек мы построили в Москве за четыре с половиной миллиона рублей — для храма это очень дешево. И строилась она примерно полтора месяца.

   Кто-то скажет: «Такой лапидарный храм — не имеет отношения к церковному искусству». Тогда возникает вопрос: а зачем вообще оно нужно? Я убежден, что церковное искусство — начиная от архитектуры и заканчивая последней пуговицей на облачении священника — является составной частью Литургии. И рассматривать строительство храма просто так, в отрыве от бого­служения — невозможно. Поэтому, кстати, мне кажется очень странным, когда Церковь упрекают: «Где ваша современная архитектура? Где новаторство?» Но почему церковная архитектура — пусть даже сегодня — должна быть новаторской? Храм как здание должен соответствовать тому, что происходит внутри него, а канон, по которому совершают богослужение, в основе своей оставался неизменным много веков. То же самое касается и православного обряда. Сохранять и беречь их — задача в том числе и церковных архитекторов. И поэтому ни я, ни мои коллеги по архитектурной мастерской, когда строим или реставрируем храмы, не расцениваем себя как каких-то независимых художников и жутко талантливых мастеров. Ведь, скажем, священника как такового нельзя рассматривать как отдельную от бого­служения единицу. Он — именно служитель. И мы — такие же служители. При этом я знаю, что у каждого из наших художников есть свой талант. Без этого они не смогли бы работать. Но это — Божий дар. И он должен быть использован не для прославления в камне себя замечательного. Он должен быть вкладом каждого в Литургию как общее дело.
Честно говоря, иногда приходит мысль: «В церковном искусстве, которым я занимаюсь, все самое великое уже сделано. Как же так…» Но начинаешь об этом размышлять, и внутренняя работа над собой дает понять, что задача церковного художника — стремиться к этому великому приблизиться. Стараться себя поднять до этого уровня и ему соответствовать. И это задача достойная, потому что чрезвычайно сложная. По объективным причинам: мы не живем так, как жили монахи, которые строили псковские храмы. Мы люди мирские и по-мирскому грешные. А строителей этих храмов вдохновлял сам уклад жизни. А мы с нашими страстями, привязанностями к вещам и комфорту вряд ли повторим псковское чудо. Но для меня как для художника достаточно уже того, что я наследник этой великой архитектуры, я ее храню, стремлюсь к ней и пытаюсь понять и воспроизвести. А значит, надеюсь, и мой труд — в каком-то смысле ее часть.
Tags: архитектура, достопримечательность, храм, художник и город
Subscribe

promo greentown2020 february 15, 2017 09:00 11
Buy for 10 tokens
Город будущего в воображении современного человека - это 100 этажные небоскребы и прочие головоломные сооружения, вознесенные на километровую высоту. Но скорее всего, город будущего будет совсем другим. Вот посмотрите на этот уголок Сингапура. Эта обыкновенная уютная пешеходная улица - органичное…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments