July 11th, 2020

Почему наши города превращаются в унылое говно.

Почему наши города превращаются в унылое говно? Актуальный вопрос, который поставил Варламов в своем очередном ролике, с таким же успехом можно отнести и к городам Украины.
   Почему на окраинах Киева строят такие районы, которые годятся только для того, чтобы тут же снести их динамитом и бульдозером? Почему? А хз.


Руслан Кривошеев. 1 день назад. Больше всего меня в этих муравейниках пугает не то, что они в самой жопе мира, жутко некомфортные и засранные, а то, что в таких кварталах ни одного дерева даже нет, голый асфальт и куча тачек.

  Человек Прямоходящий. 21 час назад. Скажу как оренбуржец. В районе этих новостроек нету парковочных мест. Не знаю как сейчас, но раньше дети учились в местной школе в ТРИ СМЕНЫ. Строят потому что все выгодно. Компании получают большие деньги, а власть - большие откаты. Вот и приходится людям терпеть, а сделать ничего не могут.

( из комментариев)
promo greentown2020 february 15, 2017 09:00 11
Buy for 10 tokens
Город будущего в воображении современного человека - это 100 этажные небоскребы и прочие головоломные сооружения, вознесенные на километровую высоту. Но скорее всего, город будущего будет совсем другим. Вот посмотрите на этот уголок Сингапура. Эта обыкновенная уютная пешеходная улица - органичное…

Иван Бунин. Степи юга Украины. Донец под Святыми Горами.

Донец под Святыми Горами быстр и узок. Правый берег его возвышается почти отвесной стеной и тоже щетинится лесной чащей. Под ним-то и стоит белокаменная обитель с величавым, грубо раскрашенным собором посреди двора. Выше, на полугоре, белея в зелени леса, висят два меловых конуса, два серых утеса, за которыми ютится старинная церковка. А еще выше, уже на самом перевале, рисуется в небе другая.

С юга надвигалась туча, но весенний вечер был еще ясен и тепел. Солнце медленно уходило за горы; широкая тень стлалась по Донцу от них. По каменному двору обители, мимо собора, я пошел к крытым галереям, что ведут в гору. В этот час пусто было в их бесконечных переходах. И чем выше подымался я, тем все более веяло на меня суровой монастырской жизнью - от этих картинок, изображающих скиты и кельи отшельников с гробами вместо ночных лож, от этих печатных поучений, развешанных на стенах, даже от каждой стертой и ветхой ступеньки. В полусумраке этих переходов чудились тени отошедших от мира сего иноков, строгих и молчаливых схимников...


      Меня тянуло туда, к меловым серым конусам, к месту той пещеры, где в трудах и молитве, простой и возвышенный духом, проводил свои дни первый человек этих гор, та великая душа, которая полюбила горный гребет над Малым Танаисом. Дико и глухо было тогда в первобытных лесах, куда пришел святой человек. Лес бесконечно синел под ним. Лес глушил берега, и только река, одинокая и свободная, плескала и плескала своими холодными волнами под его навесом. И какая тишина царила кругом! Резкий крик птицы, треск сучьев под ногами дикой козы, хриплый хохот кукушки и сумеречное уханье филина - все гулко отдавалось в лесах. Ночью величавый мрак простирался над ними. По шороху и плеску воды угадывал инок, что вплавь переходят Донец люди. Молчаливо, как рать дьяволов, перебирались они через реку, шуршали по кустам и исчезали во мраке. Жутко тогда было в горной норе одинокому человеку, но до рассвета мерцала его свечечка и до рассвета звучали его молитвы. А утром, изнуренный ночными ужасами и бдением, но с светлым лицом, выходил он на божий день, на дневную работу, и опять коротко и тихо было в его сердце...
Collapse )